Действия Порошенко в Минске отражены в статье 111 УК Украины — государственная измена

  • Январь 28, 2020

Подписанием Минских соглашений Петр Порошенко добился того, что никакой новый другой президент не может теперь от этих соглашений отойти. Потому что все нужно согласовывать и подписывать у второй стороны - у России, у лидеров оккупированных территорий.

Ведущий: Политическим преследованием считает 5 президент Украины ряд дел открытых против него Государственным бюро расследования. Об этом Петр Порошенко заявил во время допроса в ГБР по заключению Минских договоренностей, а еще пожаловался, что следователи вредят интересам Украины, и уже повредили его визита в Давос.

Подпишитесь на мой YouTube-канал, и смотрите видео обзоры

Петр Порошенко: По Минским договоренностям Украины все выполняет. Минские договоренности, которые были подписаны 5, 19 сентября, 12 февраля, которые помогли нам остановить российскую нашествие, за невыполнение которых введение против Российской Федерации. У нас на сегодняшний день ГБР действует на стороне России. Безусловно, что это все носит характер политических преследований.

Подпиштесь на мой Телеграм-канал, и узнавайте новости раньше всех!

Вопрос: Многие прозвучало интересных заявлений с ГБР и с места, куда приехал таки Петр Порошенко на этой неделе. Почему ГБР действует вдруг в интересах России?

Вопрос: Кстати да, в качестве кого?

Андрей Портнов: В этот раз мы поменялись местами. В этот раз в Давосе был я, вместо Петра Алексеевича, а ему надо пока ходить на допрос. Я не думаю, что это как-то связано с Давосом, что внезапно его вызвали.

Но ключевой сигнал, который главный государственный фигурант сказал, — это то, что Государственное бюро расследований действует в интересах России. Он употребляет это словосочетание. А я хочу напомнить, что как раз оба дела по государственной измене, где он главный подследственный говорит о том, что он действовал в интересах Российской Федерации. Поэтому я полностью разделяю его тезис, что здесь российский след в этом деле. Только российский след исследуется в действиях именно Порошенко.

Я поясню еще раз. Я уже в эфире “НАШего” канала это говорил. Минские соглашения Порошенко подписал и дал указание на подписание с лидерами оккупированных территорий, заместители лидеров оккупированных территорий были в тот момент в Минске. Были руководители России, Франции, канцлер Германии. и каким-то образом неизвестным в минские соглашения попал пункт о том, что государственная граница Украины назад переходит под украинский контроль только при совокупности двух последствий.

Первый, — это когда Украина согласует с лидерами оккупированных территорий собственный украинский закон об особенностях правления на Донбассе и проведёт там выборы. А закончит процесс передачи Украине собственных границ когда Украина согласует с лидерами оккупированных территорий собственную Конституцию с особенностями по Донбассу.

Иными словами, Порошенко подписал документ, провел его через все международные организации по которому Украина должна по-любому “чиху” спрашивать разрешение у своих прямых оппонентов. Дальше, Порошенко сказал, что неоднократно и все был поднимаем лидеры оккупированных территорий зависят от Российской Федерации. Но я специально цитирую именно слова самого фигуранта. Если Вы считаете, что они зависят от Российской Федерации, зачем Вы в соглашении подписали, что мы с ними должны согласовать собственные законы о выборах? А вы же понимали, что если они скажут: “Нет”? Скажут, что у Вас запятые не так расставлены, мы не хотим. Получается, вы Петр Порошенко осознавали, что отдаёте им в руки право согласования украинских законов, которое подвязали к переходу украинской границы под собственный контроль.

Дальше, это же Вы в этих же соглашения подписали, что будет всеобъемлющая амнистия. Кто Вам мешал написать, что амнистия будет распространена на всех, кроме тех, кто убивал украинских граждан? Что мешало Вам написать это предложение? Разве бы не согласились на это представители, с которыми Вы это подписывали? Но Вы этого не подписали Петр Алексеевич. Вы записали всеобъемлющую амнистию. А что это означает? Что вы взяли на себя от имени Украины обязательство амнистировать всех, в том числе за умышленное убийство в отношении украинцев, за насилие, за имущественные преступления корыстные и за всё остальное. Это кто подписал? Это Вы подписали.

Чего Вы этим добились? Вы добились этим того, что никакой новый другой президент не может теперь от этих соглашений отойти. Потому что нужно подписывать у второй стороны, нужно подписывать у России, у лидеров оккупированных территорий. Это Вы так сделали.

Какие у этого последствия? Это ухудшило обороноспособность Украины и нанесло удар по национальной безопасности. Именно такие тезисы об обороноспособности национальной безопасности мы видим статье 111 Уголовного кодекса Украины — государственная измена.

Вопрос: По этой статье сейчас его вызывают по смыслу?

Андрей Портнов: Конечно, по этому поводу. Поэтому, возможно суд скажет что Вы не виновен. Потом, что это была единственное, что Вы могли сделать в тех условиях, когда была война на востоке страны. Возможно будет так. Но разве украинские граждане должны увидеть этого в открытом судебным процессе? Почему бы не провести Вот это всё через публичный, прозрачный в телевизоре демонстрируемый судебный процесс над фигурантом? И в конце его можно продать, но зато в судебном процессе мы поймём, кто подсунул ему текст Минских соглашений, не выдали ли ему его в Российской Федерации господину Порошенко. Кто это ему написал? Кто формировал текст? Следственным путём надо установит все — кто печатал его, кто с кем коммуницировал, контактировал, кто созванивался по телефону, кто где находился, кто кем управлял? Нам нужно понять, почему государство стало заложником этого соглашения? Так он же это соглашение провёл через все организации — ООН, ПАСЕ, “нормандский формат”, всё что хотите.

А теперь он заявляет, что ГБР действуют в Российской Федерации. Нет, дорогой Петр Алексеевич, ГБР изучает (я откуда это всё хорошо знаю, потому что я автор заявления, на основании которого зарегистрировано в уголовное производство), не Вы ли сдали в Российскую Федерацию украинские национальные интересы. Вот это является предметом этого расследования.

Вопрос: Два вопроса тут ещё возникает в этом контексте. Сколько не появлялся, 29 раз, если не ошибаюсь? 

Андрей Портнов: Плюс-минус, да.

Вопрос: И почему-то появился. Почему сейчас, это связано с Давосом? И опять же, он появился там не один. Мы видим, пол фракции своей привел, которая тоже активно проявляла поддержку. Как бы Вы оценили действия соратников Петра Алексеевича?

Андрей Портнов: На первом этаже в Государственном бюро расследований я увидел  там решетку уже установили хорошую. К решетке пора присматриваться Петру Алексеевичу.

Как я оцениваю, почему он явился на допрос? Объясняет это каким-то Давосом, принципиальность. На самом деле нет. Это была первая возможность после того, как 1 января вступила в силу Конституция с отменой депутатской неприкосновенности — это была очередная неявка, которая позволяла считать его злостным и обращаться в суд за предварительным приводом.

Мало того, Государственное бюро расследований об этом сообщило на своем сайте, оно его предупредило. То есть оно показало, что оно не шутит. Это значит, фигурант с вероятностью в 100% прогнозировал, что за ним придут, посадят его специальный автомобиль и привезут на допрос. Вот это для него было бы большим уважением, чем сделать вид, что он добровольно явился, как только ему повестка пришла на нужный какой-то там адрес, вручена.

А разве Вот это не является, что он прячется за бюрократией? Вот вся страна знает, что его вызывают. Во всех судебных процессах, где он судится указал свой адрес домашний для корреспонденции — улица Грушевского 9-A, город Киев. И туда он корреспонденцию удобную принимает из судов, а неудобную не принимает. Это Ваш адрес, Вы его указали в официальных документах. Повестки ему также уходили секретариат Верховной Рады, где он является депутатом — он обходил стороной, не брал их в руки. Все знают, что он получал повестки, а он говорил: “Они не так вручены, я не брал, я не видел”. Хотя его адвокат потом признал, что ему эти повестки вручались, просто не в тот способ, который ему бы хотелось. Иными словами, они прячутся за крючкотворством, за бюрократией для того, чтобы повестку не брать.

Я слышал, что ГБР вызвало его на очередные допросы. Я надеюсь, что ему будет вручено уведомление о подозрении — он станет подозреваемым и пойдет в суд за мерой пресечения.

Вопрос: В заключение по этой теме. Многие журналисты обратили внимание на эмоциональные уже заявления о том, как он и его представители (народные депутаты, которые уже являются неприкосновенными) называли полицейских — определенные оскорбления звучали. Должна ли как-то полиция реагировать на это?

Андрей Портнов: Я считаю, что никак не надо реагировать. Это политический процесс, он оскорбил сотрудников полиции, это ведет к тому, что его политическая сила всё больше и больше маргинализируется и девальвируется. Все, что  люди видят, что когда у них нет других аргументов они начинают переходить на оскорбления, на высокие какие-то материи — политические, российский след.

А по большому счёту, политическая сила стала “токсичной”. Фигурант ходит на допросы уже — раз. У него проводятся обыски, выемки, доступ к документам, санкции суда даются, арестовываются активы, за рубежом (напоминаю, в Люксембурге) были арестованы. Расследование идут плохо, мне не нравится как они идут. Правоохранительная система работает не так энергично, как должна. А тем не менее, он зашёл в уголовную повестку.

Поэтому, всё его окружение, бродящее возле следственных органов, оно имеет точно такую. Потому что они деньги не зарабатывали, они жили на оффшорные фактически средства, которые получены были фигурантом за счет прямых хищений в государственном бюджете, за счет мародерств. Мы много видели журналистских расследований на эту тему. За счет установления контроля над природными ресурсами страны, за счет того, что он контролировал крупнейшие компании. В том числе военную кампанию, которую не известно как приватизировал — “Кузня на Рыбальском”. За счет того, что за бюджетные деньги покупал у самого себя втридорога военную продукцию. Крал у украинской армии, деньги размещал в оффшорах и найти деньги кормил собственную политическую силу, собственных фракцию, своих “порохоботов”, свои средства массовой информации (“5” и “Прямой” каналы) и остальным.

Мы видим единую картину, с единым циклом. Поэтому, если члены его группировки, они же члены его фракции ходят его защищают — это “притаманно” (характерно) для преступных группировок.

Другие Видео

еще видео