Главная мысль из Давоса: Нам пора изменить государственную повестку

  • Январь 21, 2020

Пока мы никак не поделим язык, религию и героев, мир живет масштабными экономическими достижениями.

Пока мы никак не поделим язык, религию и героев, мир живет масштабными экономическими достижениями. Нам пора думать о глобальных вызовах — продолжительности жизни, здоровье и тотальном образовании. Привет из Давоса.

Подпишитесь на мой YouTube-канал, и смотрите видео обзоры

 

Подпиштесь на мой Телеграм-канал, и узнавайте новости раньше всех!

Вопрос: Андрей, мы Вас приветствуем. Спасибо, что нашли время. Давайте поговорим о важных вопросах, касающихся пятого президента. Итак, что скажете о деле Порошенко?

Андрей Портнов: Не совсем удобно говорить о Порошенко отсюда, из Давоса — из центра мировой экономики, где обсуждается совершенно другая повестка, где люди говорят о мировой безопасности, об экологии, о климате, об экономике, о продолжительности жизни, о серьезных реформах в образовании. Поэтому, к сожалению неприятно, что наша страна живёт в старой повестке — язык, религия, мародерства, Порошенко, Майдан и всё остальное. Нам пора всем задуматься над тем, чтобы резко изменить государственную повестку.

Но, что касается главного государства фигуранта, то напомню что любой гражданин, который не пришел бы на допрос 28 раз давно сидел бы уже в тюрьме. Когда мы говорим о законе и о том, что закон один для всех, мы должны понимать, что нужно прежде всего проявлять уважение к государственным институтам власти. А тем более, которое сам построил бывший украинский президент. Это он создал Государственное бюро расследований, это он туда назначил предыдущих руководителей, он инициировал закон о Государственном бюро расследований, он его подписал и теперь он не является на допросы на которые вызывает его следователь.

В соответствии с законом господин Порошенко должен быть приглашен теперь не добровольно на допрос, а следователи обязаны обратиться в суд за его принудительном приводом. Думаю, что Государственному бюро расследований будет тяжело какое-то другое предпринять действие. Потому что общество наблюдает за тем, что правящая власть спасает бывшего президента, спасает его активы. Обратите внимание, он успел всё переписать на своего сына уже. Поэтому я думаю, счет идет на дни, депутатская неприкосновенность отменена. Мы все, я думаю, должны наблюдать в окончательной редакции будет ли Порошенко привлечен к уголовной ответственности, пройдёт ли он через открытый судебный процесс. Или будете дальше защищаться правящим генеральным прокурором, который почему-то не способен ни на одно действие и со своего интернет-ресурса рассказывает про какие-то обыски в Херсоне и Луганской области, где кто-то за 100 грн подкупил кого-то на выборах.

Нам надо работать, надо бросать всё на тот общественный запрос, который граждане с 74% на последних выборах делегировали властям. А не рассказывать о том, кто там в будущем может быть будет привлекаться к ответственности. Арестовывать активы надо немедленно все предыдущей политической команды и возвращать всё стране.

Вопрос: Андрей Владимирович, если говорить о временных рамках, на сколько это дело тормозится? Сколько времени уже потеряно? И кто или что этому способствует в первую очередь?

Андрей Портнов: Я считаю, что главным лицом, которое защищает бывшего президента является генеральный прокурор Рябошапка. Это он все надежды, которые избиратели возлагали на эту политическую команду фактически поставил под большой вопрос и под сомнения.

Я напомню, что неоднократно уже эксперты и я себя в том числе к ним отношу говорили о том, что и правительство действующее фактически является продолжателем дела бывшего президента, и генеральный прокурор. Поэтому, мне трудно сказать как ответить на этот вопрос эффективности. Я не вижу властей в реализации задач, которые общество поставило перед ним и правоохранительной, и судебной системой.

Вопрос:  Скажите пожалуйста, а кто по Вашему мнению, кроме Рябошапки мешает? Я знаю, что перед Давосом президент Зеленский сказал, что уйдет в отставку только если его будут обвинять в прямой коррупции. Сейчас что-то происходит с предыдущим президентом, но честно говоря власть отмалчивается.

Андрей Портнов: Здесь много очень вопросов, в том числе, кстати говоря я забыл сказать о главе Национального антикоррупционного бюро, который официально признан виновным в коррупции уже решением апелляционного суда. По нему тоже правящая политическая команда не принимает решение.

Я не хочу говорить о том, что за спасением бывшего президента стоит высшее руководство страны. Но раз высшее руководство не принимает кадровых решений по генеральному прокурору Украины, то складывается впечатление, что политическая команда не чувствует общественного запроса, которые они получили на последних президентских и парламентских выборах. Пока ещё общество ожидает что как-то будут решены вопросы мира, как-то еще все надеется на реализацию Нормандского формата. Ну если этого не произойдет все обязательно посмотрят в сторону восстановления справедливости и привлечения к уголовной ответственности представителей предыдущего политического режима. Если этого не будет происходить, я думаю мы можем наблюдать резкое падение социологического доверия в правящей власти и к президенту, и к парламенту, и к правительству. 

Вопрос: А Вы лично считали на какую компенсацию убытков суммарно может рассчитывать страна, если именно те производства, на которые сейчас против пятого президента все будут доведены до судебного приговора?

Андрей Портнов: У него же много активов находится в Украине. И это акции компаний, корпораций его, это деньги, акции Международного инвестиционного банка и т.д. Сейчас нужно одно лишь определение суда.

Одним определением суда по ходатайству следователей, по сканированным, прокурору можно арестовать абсолютно всё его имущество. И дальше уже бороться за то, чтобы вернуть то, что он успел переписать на сына.

А вторым решением суда можно арестовать всё его зарубежное имущество и активы, и начать работать с офшорными странами. Обратиться с международным поручением везде. Например, на Кипр, где он “отмывал” деньги от преступной сделки по телекомпании “Прямой”. Можно обратиться на Британские Виргинские острова. Нужно обратиться на Маршалловы острова, куда государственной компании “Укроборонпром” и “СпецТехноЭкспорт” перечисляли огромные деньги с военных контрактов. Можно обратиться в Панаму, где напомню, близких Порошенко чиновники через “ЦентрЭнерго” выводили миллионы долларов. Я показывал 9 миллионов долларовый контракт, выводили на покупку российского угля в Панаму, в Панаме не добывают никакой российский уголь.

Если бы у генерального прокурора Украины была бы воля, эти международные поручение разошлись бы в течение буквально нескольких дней. И дальше уже нужно работать со странами для того, чтобы они замораживали эти активы. И потом начинать процедуры их возврата и конфискации в доход государства бюджета Украины.

Вопрос: Кстати, господин Андрей, а дело Панамских бумаг, оно почему-то было резонансным в мире, но не в Украине. Почему Вы считаете так?

Андрей Портнов: Она не имеет никакого развития по одной причине. Потому что правоохранительные органы Украины в момент, когда Международные разведывательные структуры раскрыли это преступление, правоохранительные органы Украины находились под тотальным контролем самого президента Порошенко. Он контролировал те органы, которые отвечают за расследование такой категории людей. Он контролировал генерального прокурора и главу Национального антикоррупционного бюро, в которой, я напомню, журналисты раскрыли несколько раз был обнаружен дома ночью у Порошенко. Вот в этом ответ на этот вопрос.

Пока новые правоохранительные органы не будут понимать политическую волю и общественный запрос и при новых властях ничего не будет происходить. Это обозначает, что к власти скоро могут прийти новые, более энергичные люди, для которых не будет срока давности. Если эти власти не справиться с бывшей политической командой, разграбившей страну и армию, значит с этим справится какая-нибудь следующая команда.

Вопрос: Андрей Владимирович, по Вашему мнению, какого наказания заслуживает коррупционер в Украине, чтобы это было поучительно? Чтобы у нас, если мы в антикоррупционной нашей политике равняемся на Румынию, так там доверие к Национальному антикоррупционному бюро на первом месте среди общества. Вот чтобы бы такое было, какое должно быть наказание?

Андрей Портнов: Я сторонник не величины наказания, оно в Уголовном кодексе прописано. Здесь речь идёт о неотвратимости наказания. Должен работать принцип неотвратимости наказания, который работает во всех странах, даже в африканских. У нас он не работает, уголовные дела к сожалению если доходят до сообщения о подозрении, то они редко доходят до обвинительного акта.

Если даже есть обвинительный акт, то они практически никогда не доходят до приговора. Они либо продаются за деньги, либо они вымениваются на что-то, либо через политический компромисс какой-то закрываются, либо они были сфальсифицированы.

То есть у нас, к сожалению, статистика показывает, что принцип неотвратимости наказания у нас не действует. А величина наказание на это не влияет. Есть страны, Китай например, где смертная казнь применяется. Есть страны, в которых многие коррупционные правонарушения, они вообще административной ответственностью наказываются. Большинство стран — это уголовная ответственность.

Я считаю, что в размере наказания ничего пока менять не нужно, всё и так достаточно чётко описано в Уголовном кодексе украины, главное его хоть раз как то применить. Мы от Национального антикоррупционного бюро, созданного в 2015 году еще не видели приговоров, кроме оправдательных. Ну там есть какой-то обвинительный по Одесскому главе районной администрации, который то ли премию себе не так выплатил, то ли зарплату. То есть, это кинокомедия. Фактически обвинительных приговоров украинская антикоррупционная инфраструктура не спродуцировала. Поэтому, нужно менять этих чиновников, они не умеют работать.

Вопрос: И еще один вопрос, скажите пожалуйста, сколько производств (я знаю, что Вы заботитесь вплотную этой проблематикой, я говорю именно о Порошенко) нам ждать?

И безусловно, ситуация с делом, которое граничит с гос изменой — это приход неконституционным способом к власти в стране. Вы можете рассказать детали?

Андрей Портнов: По поводу государственной измены у него несколько дел.

Первое дело в государственной измене — это там, где Порошенко с целью узурпации власти, с целью сохранения себя на посту президента спровоцировал передачу в российский плен украинских моряков. Для того, чтобы использовать это как повод для введения военного положения, которое, в свою очередь, по закону является единственным поводом для перенесения президентских выборов. Я напомню, что он именно эту процедуру и применил.

А второй элемент государственной измены — это при подписании Минских соглашений. Я считаю, что следственным путем нужно установить открытие обстоятельства. Они помогут, я думаю, сегодняшним властям продвинуться в реализации в том числе Нормандского формата.

Объясню почему. В Минских соглашениях, подписанных президентом, напоминаю, сказано о том, что переход от украинских контроль собственной нашей украинской границы должен начать осуществляться с момента, когда по согласованию с лидерами оккупированных территорий. Так и написано: “нужно согласовать закон о выборах на оккупированных территориях, а закончится процесс передачи государственной границы, когда Украина согласует собственную Конституцию об особенностях функционирования оккупированных территорий”.

Это обозначает, что Украина фактически подписала кабальное соглашение по которому все свои действия в рамках восстановления мира и восстановления контроля над собственными территориями реинтеграция Донбасса должна каждый законодательный нормативный акт должна согласовывать с теми, с кем она борется — с лидерами оккупированных территорий.

Также Порошенко неоднократно говорил о том, что лидеры оккупированных территорий зависят от Российской Федерации, в этом конечно же не нужно сомневаться, это так и есть. Но получается, что мы зависим через Минские соглашения и от воли Российской Федерации. То есть у действующего президента сегодня нет никакого люфта на любые договорённости, любые изменения без воли Российской Федерации и без воли лидеров оккупированных территорий. Считаю, что Порошенко подписанием акта нанес существенный ущерб обороноспособности Украинской и национальной безопасности. Именно такие словосочетания употребляются в 109 ст. УК  Украины — государственная измена.

Поэтому вот в этом в этих делах я являюсь инициатором, подписантом и является лицом, которое имеет процессуальные определённые права. И конечно, я бы хотел, чтобы у эти дела были приговором. Если суд признает его невиновным, пусть это будет оправдательный приговор. А если виновным — это должен быть строгий и жёсткий обвинительный приговор. Для того, чтобы всем следующим президентам было понятно, что не нужно под себя конструировать законодательные акты, искусственно создавать военное положение, жертвовать жизнью здоровьем украинских граждан для того, чтобы сохранить собственную власть ради наживы и дальнейшего контроля над природными и финансовыми ресурсами страны.

Вопрос: Андрей Владимирович, еще один, последний вопрос. С 1 января вступил в силу закон о обличителей коррупции. Речь идет о том, что теперь на этом можно будет и зарабатывать. Вознаграждение гарантируется, если взятка, или нанесённый ущерб в 5 000, или более раз превышает прожиточный минимум. Скажите пожалуйста, надеяться на то, что коррупции меньше теперь с принятием этого закона? Или появится новый источник коррупции в результате принятия такой инициативы?

Андрей Портнов: Я думаю этот закон работать не будет, выписан он не профессионально, потому что над ним работала профессиональная  команда. Как и не будут работать целый ряд других новшеств сегодня.

Напомню, сегодня с 1 января вступила в силу часть закона о противодействию коррупции по которому, например тот же Порошенко после отдыха на Сейшельских островах должен был десятидневный срок, если сумма расходов превысила 105 000 грн должен был изменить свою декларацию. 10 дней прошло, не знаю по состоянию на сегодня. По состоянию на вчера он такую декларацию не подал. И я думаю, Национальное агентство по противодействию коррупции должно составить соответствующий по нему протокол.  

Другие Видео

еще видео