Полученные “в наследство” Минские соглашения связывают руки новому президенту

  • Январь 27, 2020

Пётр Порошенко, который подписанием Минских соглашений совершил госизмену и завел страну в тупик, должен быть осужден. Для этого нужно делать что-то экстраординарное, тем более, раз Владимир Зеленский пришёл на один срок.

Пётр Порошенко, который подписанием Минских соглашений совершил госизмену и завел страну в тупик, должен быть осужден. Для этого нужно делать что-то экстраординарное, тем более, раз Владимир Зеленский пришёл на один срок.

Подпишитесь на мой YouTube-канал, и смотрите видео обзоры

Среди экстраординарного можно было начать с посещения оккупированного Луганска, выйти на центральную площадь и поговорить с людьми. Президенту Украины обеспечили бы высшую форму безопасности. Туда можно было бы попросить съездить лидера Германии или лидера Франции, руководителей ОБСЕ, тех, кто обеспечил бы физическую безопасность. По этому поводу можно было переговорить и с российским коллегой для того, чтобы приехать туда, в самый центр, почувствовать настроение. Такие шаги показали бы, что президент Украины ищет невероятные пути для того, чтобы заработать авторитет на тех территориях, которые сегодня настроены против Украины.

Подпиштесь на мой Телеграм-канал, и узнавайте новости раньше всех!

Это значит, государственной политики в этом вопросе у Украины нет, из совокупности признаков президент этого хочет, но это не получится по объективным причинам.

Вопрос
: Минские соглашения — это единственное решение конфликта на Донбассе. Об этом президент Украины Зеленский заявил в интервью израильскому “9” каналу. Далее цитата: “Минские соглашения в нынешнем виде — это бумага, документ. Это объект, вокруг которого возможно встречаться на уровне трехсторонней контактной группы в Минске или на уровне продолжения существенных шагов, выходя из Минских соглашений, уже на встречах в “нормандском формате”.

Про что свидетельствует именно это заявление по поводу Минских соглашений?

Андрей Портнов: Я думаю, что президент Украины понимает, что у него нет никакого люфта. Обратите внимание, что президент сказал в этом интервью, что Минские соглашения и “нормандский формат” — это те площадки, вокруг которых можно вообще собираться и разговаривать. Следующий сигнал из этого интервью — это то, что нужны прямые телекоммуникации с президентом России. Привел пример, что были освобождены украинские пленные. Поэтому абсолютно очевидно, что формата Минского и “нормандского” недостаточно, должны быть прямые контакты — здесь я с президентом согласен. Президент занимается организацией разведения войск и обмена пленными.

Я ставил себя на место президента и думал, что можно ещё сделать вообще, если ты привязан Минскими соглашениями, что ты ничего не можешь сделать, а это уже Международное соглашение? У него фактически нет люфта, он должен объяснить обществу, что он может, а что не может. Здесь нужны экстраординарные шаги, какие-то невероятные шаги, которые глава государства не делает.

Например, в этом же интервью, президент еще раз подчеркнул, что он пришёл на один срок. Я не думаю что так. Если бы президент пришел на один срок, он бы принимал непопулярные решения, а все равно глава государства идёт в фарватере поиска популярности. Если бы он пришел на один срок, он бы не ориентировался на аудиторию в Fasebook — так называемых “патриотов”, “активистов”, “националистов” и тех, кто формирует негативную повестку для государства. Это означает, что президент давно бы принял решение через парламент отменить дискриминационные законы (например, о люстрации), давно принял бы решение, более жесткие по наведению общественного порядка в стране. За ухо уже бы вывели каждого активиста, посадили в специальную будку, отвезли в суд, взяли под стражу, они бы все сидели в тюрьме. Этого не происходит. Это означает, что президент переживает за свое реноме. Он выстраивает свою работу не на один срок. Это моя позиция, может я ошибаюсь, может это инерция.

Вопрос: Как Вы думаете, он уже думает, как будет это объяснять? Он же заявил неоднократно, как объяснить Украине и украинцам?

Андрей Портнов: Если будет хороший результат, украинцы могут и сами попросить. Брежнева же просили, Андропова, Черненко, помните советских лидеров, просили же остаться все время?

Вопрос: Что по поводу Минских соглашений и “нормандского формата”? Туманной является перспектива. Многие говорят, ориентировочно март-апрель. Какой является перспектива встречи и какой может быть повестка дня?

Андрей Портнов: Я считаю нулевая перспектива. Уже “нормандский формат” состоялся в Париже. А после этого должна быть хоть какая-то реализация Минских соглашений. Где хоть один законопроект? Даже не зарегистрирован. Он никем не разработан даже. Получается, что во второй встрече в рамках “нормандского формата” говорить могут только о том, о чем уже говорили, потому что туда нужно приехать с какими-то результатами. А мы видели, что результатов не будет. Представитель в трехсторонней группе, которая в Минске заседает, уже заявил, что Украина будет инициировать около изменения пяти пунктов. Я согласен, что Украина должна осуществлять эти усилия, но мы должны и прогнозировать, что нам никто не пойдет на встречу.

Например, Вы руководитель канала “112”, Вы меня наняли на работу журналистом или юристом. Вы установили мне зарплату 15 — 20 тыс. грн. Вы от имени канала заключали со мной контракт. Пришел новый руководитель, а я, как Ваш бывший подчиненный, беру и делаю заявление — я буду ставить под сомнение пять пунктов нашего контракта. Во-первых, я хочу 50 тыс. теперь зарплату. Новый руководитель скажет: “гуляйте, Андрей Владимирович, идите на другой канал, мы не будет идти на Ваши уступки”.

Все соглашения являются, как минимум, двухсторонними. А это даже не двухсторонние. Его нужно согласовать с лидерами оккупированных территорий и президентом Российской Федерации — основными заинтересованными лицами совершенно обратного. Мы слышали, что Путин сказал в Париже — “Это же Вы подписали, давайте выполнять то, что Вы подписали”. Это означает, что России нужно будет пойти на уступки в других сферах, может этой уступкой должен быть газовый компромисс. Может быть, а может будет широкий диалог, узкий или вообще никакого? Одна сторона может поднимать вопрос о том, чтобы поменять соглашение, но если вторая сторона будет не согласна, Вы же его не поменяете.

Чем это закончится? Вы приедете на вторую встречу, а если там будут не согласны, так с каким результатом Вы уедете? Что Вы будете украинскому обществу тогда отвечать? Зачем Вы украинское общество готовили к каким-то серьезным результатам по вопросам мирного урегулирования на Донбассе, если Вы инициировали изменения, а ничего из этого не получили? Да, это не Вы виноваты, Вы в наследие получили соглашение подписанное Порошенко. Именно поэтому я считаю, что его нужно судить, но Вы тогда должны делать что-то экстраординарное, а тем более, раз Вы пришли на один срок.

Среди экстраординарного можно было начать с посещения оккупированного Луганска, выйти на центральную площадь и поговорить с людьми: “Оккупированный Донецк, я хочу приехать”. Я думаю, что президенту Украины обеспечили бы высшую форму безопасности. Туда можно было бы попросить съездить лидера Германии или лидера Франции, руководителей ОБСЕ, тех, кто обеспечил бы физическую безопасность. По этому поводу можно было переговорить и с российским коллегой для того, чтобы приехать туда, в самый центр, почувствовать настроение. Это было бы экстраординарное, это было бы круто.

Такие шаги показали бы, что президент Украины ищет невероятные пути для того, чтобы заработать авторитет на тех территориях, которые сегодня настроены против Украины. А настроены они против Украины и потому, что правительство, которое подчинено и фактически является правительством действующего президента стало назначать явно радикально настроенных против жителей Донбасса функционеров на телевизионный канал. Например, который должен начать вещать для неподконтрольных Украине территорий. Явно осуществляются шаги, при которых авторитет там завоевать будет тяжело или невозможно.

Это значит, государственной политики в этом вопросе у Украины нет, значит усилия главы государства на мирное урегулирование являются лишь усилиями и он реально этого хочет. Мы видим из совокупности признаков он этого хочет, но это не получится по объективным причинам.

Другие Видео

еще видео